МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВО СОЗНАНИЯ КРИШНЫ В АЛМАТЫ 

    • Карагандинская ятра

Карагандинская ятра

В следующем году карагандинская ятра будет отмечать свой первый юбилей – 10 лет со дня официальной регистрации.

В 2005-м, когда местные власти, наконец, признали существование в шахтерском городе вайшнавской организации, в нее уже входило не менее сотни преданных. Случалось, что карагандинцы приходили в сознание Кришны самыми необычными путями: их истории – это настоящие чудеса, нечто необыкновенное, выходящее за рамки серой постперестроечной повседневности. В период развала, когда большинство думало о хлебе насущном, они искали духовных путей.

Вначале эти необычные люди собирались на частных квартирах, расположенных не в самых благостных хрущевках. Некоторые соседи, заслышав киртан, вызывали полицию. Другие соседи причиняли меньше беспокойств в этом плане, потому что нередко от различных видов передозировки засыпали прямо на лестничных пролетах, так что, поднимаясь на намахату, преданным приходилось через них перешагивать. Но не все было так плохо: приезжали санкиртанщики с книгами и духовные учителя с лекциями. Появлялось вдохновение. О том, как это происходило, рассказывают старшие преданные.

Ратнагарбха ачарйа прабху (президент Карагандинской ятры с 2012 до 2014 года):

- Все началось с книг Шрилы Прабхупады. В начале девяностых один преданный из Москвы распространил здесь за месяц 100 тысяч книг и установил мировой рекорд! Ятра в Караганде формировалась достаточно быстро. С одной стороны, у карагандинцев был большой интерес к духовным знаниям, это особенность города: здесь жило много ссыльной интеллигенции. Но с другой стороны, большую роль сыграло именно распространение книг. То есть люди, которые их читали, уже были готовы к переменам: оставалось сделать еще один шаг, чтобы они приняли сознание Кришны.

Упананда прабху (президент Карагандинской ятры с 2002 до 2012 года):Первая намахата, 2000 г.

- В 1992-м я встретился с московскими преданными. Они распространяли книги. Это необычная история. Наверное, у всех преданных так получается. В то время экстрасенсы как раз открыли во мне способность лечить людей. И однажды супруга мне говорит: «Ты начинаешь проповедовать. Ты же не верил в Бога, что случилось?» Я удивился: «Как?» – «А ты сам понаблюдай за собой». И я убедился, что она была права. Я советовал людям, которые обращались ко мне за помощью, сходить в церковь, поставить свечку или обратиться к мулле, почитать намаз или простить обидчиков. А когда я шел по улице, меня притягивали букинисты. Я подходил к ним и брал такие книги, как «Незримая власть, неведомая сила», «Выход астрального тела». Но я не удовлетворился этим.

 Моя мама – адвентистка седьмого дня. Я попросил у нее Библию. Почитал. Но единственное, что понял: я не Иисус, чтобы наложением рук исцелять. И я перестал лечить. А тут увидел по телевизору рекламу «Бхагавад-Гиты» и «Шримад Бхагаватам». И меня почему-то потянуло к ним. Я хотел получить именно «Бхагавад-Гиту». Но супруга – сотрудница почты, отговорила меня отправлять деньги и делать заказ. Она знала, что посылку в любом случае вскроют, книги заберут, а мне придет пустая коробка. Я, конечно, расстроился. И тут буквально через месяц после этой рекламы в наш автоцех привезли книги - именно «Шримад Бхагаватам» и «Бхагавад-Гиту».  Дакшана прабу с преданными привезли в Карагандинскую область целый вагон книг! Он договорился с руководством «ИспатКармета» и книги распространяли даже не за наличные,а в долг, в счет будущей зарплаты. Я взял весь набор. Помню, Дакшана прабху очень обрадовался, сказал мне: «Вы не пожалеете!». Я еще не закончил «Бхагавад-Гиту», а у меня появилось ощущение, будто я что-то пропустил, не уловил. В результате за три-четыре дня я ее дважды перечитал взахлеб...

Корр.: Санкиртанщики подарили Упананде прабху изображение Шрилы Прабупады, четки, и он самостоятельно начал практиковать. Позже приезжие преданные уже останавливались на его квартире, зал которой оказывался весь заставленным мешками с вайшнавской литературой.

Амалатма прабху (преданный из Темиртау, шеф-повар карагандинского «Говиндаса»):

- О сознании Кришны мне рассказали православные в начале девяностых. Один из них вернулся из российского монастыря:  заболела его мама, и его отпустили домой. Я тогда уже начал повторять «Отче наш», а тут он мне сообщил, что существует «Бхагавад-Гита» и мантра «Харе Кришна». Он сказал, что у них в монастыре есть люди, которые интересуются этим знанием. И я последовал их примеру. Через некоторое время наши дороги разошлись. Эти люди уехали. А я остался в Темиртау. Начал практиковать. Вырезал картинки из книг. Готовил для Кришны и предлагал. Не помню, что это были за блюда. Я вообще никогда ничем подобным не занимался. Мне говорили, что я просто порчу продукты. Тогда начались мои первые попытки. Но у меня возникало реальное ощущение, что Кришна принимает…

Дамодара матаджи (преданная из Караганды):

- Это было в 1995 году, зимой. Моя подруга-экстрасенс училась в Омске и оттуда привезла сознание Кришны. Я пыталась у нее лечиться. А она дала мне записанную на листочке маха-мантру и сказала: «Читай ее или пой». Я взяла из вежливости. При этом очень обиделась: пришла к подруге за помощью, а она, чтобы отвязаться от меня, подсовывает какие-то бумажки! Но я не выкинула мантру из уважения к подруге. Засунула куда-то в шкатулку. А потом сильно заболела. Врачи не могли поставить диагноз. Во время одного из приступов болезни я вспомнила эту мантру. Мне было так плохо, я думала, что вот-вот оставлю тело. Помню, что сначала повторяла. А как вспомнила, что надо петь, запела на мотив «Во саду ли в огороде». Интересно, что в течение двух минут мне полегчало, будто я ничем и не болела. Потом я взяла у подруги книги. И с этого все началось. Я практиковала за компанию с двумя подругами. Мы стали вместе читать джапу, «Гиту». И я все время думала: «Где же эти гуру? Неужели, в Индию надо ехать?» А тогда такое тяжелое время было! И вот в Караганду приехал Ашутоша прабху! Я увидела объявление на остановке: «Приехал гуру, дает бесплатные лекции». Позвонила подруге: «Слушай! Что я тебе хочу сказать!» А она мне: «А я что тебе хочу сказать!» А до того, оказывается, еще третья подруга звонила – с той же новостью. И вот мы пошли втроем на его лекцию. Нам очень понравилось...

Ратнагарбха ачарйа прабху:

-Шрила Бхакти Бхринга Говинда Махарадж смеялся, когда рассказывал о своей поездке в Караганду в 1996 году. Преданные из Алматы сняли тут Дворец Культуры горняков. Их дети пели и танцевали в большом холодном зале. Среди зрителей было 15 преданных и только трое гостей.  В начале девяностых здесь постепенно сформировалась ятра из восьми-десяти человек. Но до 1996 года она распалась. Преданные были молодыми, неокрепшими, не хватало общения. Сказалось и то, что экономическое положение в Караганде было тяжелое. В итоге собираться перестали. А в 1998 году Чайтанья Чандра Чаран Прабху дал здесь удивительную лекцию. Бывший сотрудник КГБ, который преподавал религиоведение, организовал лекцию в ДВД области. Накануне вечером Чайтанья Чандра Чаран Прабху случайно посмотрел телевизор: программы «Новости» и «Человек и закон». А на следующий день пришел этот человек и попросил дать лекцию. И Чайтанья Чандра Чаран Прабху задумался: как же рассказать про веды, чтобы это было интересно полицейским. Он начал с того, что услышал в «Человек и закон»: проблема с увеличением  распространения наркотиков. Интересно, что обычно он никогда телевизор не смотрит, а тут ему, видно, Параматма из сердца подсказала, и это ему помогло. Вначале начальник ДВД слушал из уважения к своему коллеге. А потом вдохновился и даже упрекнул друга за то, что тот заранее не предупредил о визите такого человека в Караганду. Он попросил дать еще одну лекцию. И немедленно распорядился, чтобы все, кто был на тот момент в здании, собрались в актовом зале. Пришло не меньше 200 человек, в основном офицеры. Когда Чайтанья Чандра Чаран Прабху заходил, ему отдавали честь. Он объяснил, как работает преступность. И подвел к тому, что сначала нужно очистить сердца, иначе с преступностью не справиться. Полицейские  были ему очень благодарны...

Лекции духовных наставников всегда очень вдохновляли слушателей. В Караганде и в Темиртау появлялись преданные. Но они друг с другом они не общались. Регулярных программ в городе не проводилось. По сути, карагандинская ятра начала зарождаться с приходом Ананды Вриндавани. Многие преданные потом признавались, что именно ее заботе они оставались в движении. Она встретилась с преданными в 17 лет, но не сразу приняла сознание Кришны.

Ананда Вриндавани матаджи:

- Мне нравился буддизм. В 1997 году я искала буддистов по городу, размышляла, где они вообще могут находиться? Но буддистов нигде не было. В тот самый день, когда я их искала, к нам в университет пришли Кришна Найака и Шри Гуру Чарана Падма– две старшие преданные из алматинской ятры. Наша преподаватель по культурологии встретила их на улице и пригласила на занятие представить культуру Индии. Они пришли, принесли «Бхагавад-Гиту», «Шри Ишопанишад», рассказали о реинкарнации, карме, ведах. А я просто подсела к Кришна Найаке на заднюю парту, она сняла с себя кантхималы и отдала их мне, накормила меня прасадом, рассказала о духовной практике, подарила фотографии. Я еще ни в ком не встречала столько любви и участия. Тогда меня привлекли личные качества преданных: такого я не встречала на тот момент ни в ком, хотя посещала многие религиозные организации. И я подумала, что кришнаиты – это очень чистые, может, самые чистые люди. Но их философия мне не понравилась. Она мне представлялась слишком персональной, не похожей на буддизм. Мне казалось странным, что Бог может быть личностью. Я посчитала это антропоморфизмом. И все же про себя подумала, что, если не найду ничего лучшего, тогда приду к кришнаитам.

Я пыталась найти какую-то истинную религию. Но через три года разочаровалась. Потому что куда бы я ни приходила, всюду видела какие-то несовершенства. Либо верующие слишком негативно относились к девушкам, которые не носили длинные юбки, либо не могли ответить на какие-то мои вопросы.

Когда я была уже полностью разочарована, начала молиться, чтобы Господь показал мне истинную религию. У мусульман есть особая ночь «исполнения желаний»: считается, если молишься в эту ночь, ангелы, опустившиеся близко к земле, передают все твои просьбы Всевышнему. Я молилась всю ночь, прося, чтобы Аллах послал мне общество, в котором будут истинно духовные люди. А утром к нам в квартиру постучался преданный из Алматы – Карунасиндху прабху. Он уговорил мою маму купить книги Шрилы Прабхупады.

Потом в Караганду приехал Чайтанья Чандра Чаран Прабху. Его лекция, как и на всех, произвела на меня огромное впечатление. Я поняла: это то, что я искала. Но, поскольку программ тогда в городе не проводилось, практиковать сознание Кришны в Караганде было очень тяжело. На лекции я познакомилась с преданными из Темиртау - Упанандой прабху, которого тогда звали Валерием Яковлевичем, и Амалатмой прабху, который был Андреем. Но поначалу у нас даже мысли не появилось о том, что мы можем собираться и что-то обсуждать.

Наиболее мощным источником вдохновения для нас в те годы были преданные санкиртаны, которые презжали к нам из Алма-аты два раза в год.

Преданные санкиртаны девяностых и начала двухтысячных годов обладали очень высокой квалификацией. Они были воспитаны чисто на книгах Шрилы Прабхупады, и поэтому проявляли удивительную самоотверженность. Я видела, как они рано утром, уже в восемь часов, выходили распространять книги, они были плохо одеты: каждый носил то, что ему кто-то пожертвовал. Было холодно, а на них были какие-то старые рваные свитера, непонятные штаны, на ногах – тапочки. Нередко в суровом карагандинском климате под ветром и снегопадом они ходили даже без курток по 8-10  часов в день и распространяли книги Шрилы Прабхупады. Меня поражало, что, когда они уже  вечером возвращались с санкиртаны, то устраивали программы для местных преданных и, хотя сами были голодные, отдавали свой прасад другим, лишь бы люди получили сознание Кришны. Я, поскольку сама помогала готовить, знала, сколько у них еды. Их преданность меня очень сильно вдохновляла. Санкиртанщики заботились не только о количестве распространенных книг, но и о наших начинающих преданных, заражая нас своим энтузиазмом и преданностью.

В те времена невозможно было встретить преданного санкиртаны с ноутбуком  или планшетом. Как настоящие брахмачари они были идеалом аскетизма и самоотверженности. Их поведение очень сильно вдохновляло.

После общения с ними на летних каникулах я поехала в Алматы на ферму и попала на Джанмаштами. Послушав киртан Шрила Бхакти Бхринга Говинды Махараджа, я уже не хотела возвращаться в Караганду, где не было преданных. Мне было так больно, что я плакала. Я подошла к Шрила Бхакти Бхринга Говинде Махараджу и сказала, что хочу остаться, потому что в Караганде нет программ, нет вообще ничего. Он мне ответил: «Если ничего нет, можно просто проповедовать». – «Махарадж, как можно проповедовать, если я сама только недавно пришла?». – «Но ты же знаешь, что Кришна - Бог? Что Он синий? Вот это всем и проповедуй». И отправил меня обратно.

Очень большой вклад в развитие ятры внес Упананда прабху – первый президент Карагандинской ятры. Несмотря на сопротивление администрации он упорно предпринимал попытки чтобы наше Общество получило регистрацию, а также заботился о многих преданных. В те времена наша ятра была небольшой, но очень дружной. На програмах царила атмосфера семьи. Преданные очень искрене служили и проповедовали. Толеу прабху, его брат Бауржан прабху проповедовали всем своим знакомым. Матаджи Бахыт (позже Васанта лила), баба Надя, Виталий прабху и Ермек прабху приглашали преданных к себе домой на праздники и воскресные программы. Саша прабху всегда приносил с дачи овощи для приготовления прасада. Хасти прабху давал экстатичные лекции. В те времена все преданные читали книги Шрилы Прабхупады. За несколько лет в Движении они уже прочитывали все тома Шримад Бхагаватам и знали все книги почти наизусть. Встречаясь вместе, преданные говорили только о лилах Кришны. Это было очень удивительное время. Никто не говорил нио о политике, ни о деньгах, ни о здоровье, ни об астрологии, ни об аюрведе. В центре всех разговоров стояли только Кришна и Шрила Прабхупада. Преданные были очень простые и искренние.

 

Корр.: …Именно Ананда Вриндавани начала проводить в Караганде регулярные программы. Преданные тогда собирались, где придется. Сменили несколько помещений. Сначала была квартира, принадлежащая подруге Ананды Вриндавани. Потом была квартира бабы Нади – православной пенсионерки, сочувствовавшей преданным. Какое-то время программы проходили у Уддхавы прабху, который вскоре уехал в Алматы. Позже у Ананды Вриндавани появилась собственная однокомнатная квартира. Не всегда соседи гостеприимно встречали вайшнавов. 

Амалатма прабху:

 - Когда начинался киртан, меня просто уносило. Это был полный восторг. И случилась пара скандальных историй, когда полицию вызывали. Но полицейские приходили, смотрели на нас и уходили. В одной из лекций Шрила Прабхупада упоминает, что когда они проводили первые киртаны, соседи проявляли недовольство. Поэтому он просил своих учеников петь потише. То есть он учитывал мнение других. А мы не учитывали. Мы шумели по полной программе.  А если Гопичандра из Балхаша приезжал, киртан было слышно даже через улицу.

Ананда Вриндавани:

-  В то время законодательство было более лояльным. Лично мои соседи особенно не беспокоились. Там, где я жила, были в основном одни алкоголики. Они часто устраивали шумные дебоши, в подъезде валялись пьяные. Так что на наши программы никто внимания не обращал. У меня тогда было 28 квадратов. К 2003 года наша ятра насчитывала уже до сорока человек. И все они помещались в этой маленькой комнате. Мы собирались каждое воскресенье и еще два-три раза в неделю на намахаты. И программы мы тогда не три часа проводили. А иногда по шесть часов. Все были в экстазе.

…Пять лет местные власти под разными предлогами не регистрировали карагандинское общество сознания Кришны. Но в 2005 году это все-таки случилось. К этому времени Ананда Вриндавани уже вышла замуж за Ратнагарбху прабху, который и возглавил ятру. Прежде всего он настоял на том, что пора выходить из подполья частных квартир на публичный уровень. Преданные переживали, что бюджет ятры не позволит каждую неделю платить за аренду зала. Однако Ратнагарбха прабху убеждал, что без этого нельзя. Во-первых, многие просто опасаются приходить в чужие квартиры, во-вторых, это не всегда безопасно: бывало, что случайные люди обворовывали хозяев, устраивавших у себя лекции. В итоге преданные рискнули и нашли свой первый зал в районе Юго-Востока.

Тогда же к организации программ начали предъявляться особые требования: мужчины стали сидеть отдельно от женщин, преданные научились играть на вайшнавских музыкальных инструментах. Ятра быстро росла. И вскоре ее уже можно было разделить на четыре группы. Появились лидеры, которые раз в месяц стали брать на себя ответственность за проведение воскресной программы. С 2008 по 2014 годы сложился костяк ятры, появились талантливые преданные, которые поставили менеджмент на более высокий уровень. Духовные учителя стали хвалить карагандинские фестивали.

Также карагандинская ятра два года (2011, 2013) занимала второе место в декабарьских марафонах по распространению книг Шрилы Прабхупады среди ятр Казахстана.

Следующий этап развития карагандинского общества сознания Кришны старшие преданные видят в формировании системы индивидуального наставничества.

"В планах внедрить в жизнь  идею о том, что ИСККОН – это большая семья, и что самое главное – это заботиться о преданных", - отмечает Ратнагарбха ачарйа прабху.